newsnn

208 подписчиков

Свежие комментарии

  • саша дмитренко
    есть совет ветеранов и волонтерыЖивут или выживаю...
  • Станислав Стариков
    "После войны Рунова уехала в Беларусь, куда ее отца, прошедшего две мировые войны, отправили создавать районный отдел...Живут или выживаю...
  • Анатолий БАГ
    Ну штрафовать то мы умеем, а больше пожалуй и ничего не умеем...Штраф за борщевик...

Живут или выживают? До чего довоевались нижегородские ветераны

Живут или выживают? До чего довоевались нижегородские ветераны

Антонине Перцовой было всего несколько месяцев, когда началась блокада Ленинграда. «Времена были голодные, холодные. Я до трех лет вообще не разговаривала. Первое слово у меня было — плебце (то есть хлебец). Ведь нам давали всего по 125 граммов хлеба, кушать хотелось всегда. Папа служил командиром корабля на Балтике, и в 1943 году маму, сестру и меня вывезли по Ладоге. Это было ночью, но нас все равно заметили, начался артобстрел. Мама заслонила нас собой, и ее задел снаряд. Ранило позвоночник. Мы добрались до Горького, позднее мама скончалась. Она несколько дней не дожила до полного снятия блокады», — рассказала Антонина Михайловна со слезами на глазах.

После Антонину и ее старшую сестру отправили в детские дома. Оттуда девочки попали в приемные семьи. Родной отец смог разыскать Антонину, когда ей было почти 17 лет. Девушка вернулась в Ленинград, но из-за тяжелой болезни легких, полученной во время блокады, не смогла перенести климат города. Тогда Антонина опять уехала в Горький, где впоследствии получила несколько технических специальностей (радиста, связиста и учителя физики) и долгое время проработала инженером на газовой котельной. И что удивительно, выйдя на пенсию, Антонина Михайловна полностью посвятила себя творчеству.

«Раньше на это просто не было времени!» — заявила собеседница NewsNN.

В 1995 году она стала председателем женского совета самоуправления «Ковалихинский» и при нем организовала ансамбль. «С тех пор все время без отдыха! Без дела сидеть не могу. В прошлом году мы дали мало концертов из-за пандемии, но обычно у нас более 50 выступлений за 10 месяцев. Я пишу и слова, и музыку для композиций. Даже получила авторские права на четыре произведения. Одно из них — „Мы дети войны“ — каждый год звучит на параде в Нижнем Новгороде. Также я пишу стихи, басни, юморески», — поделилась своими достижениями женщина.

Сейчас Антонина Михайловна — почетная блокадница Нижнего Новгорода и заслуженный ветеран Нижегородской области. Однако не все в ее жизни радужно. Пенсионерка живет в доме № 12а по Черниговской улице. Зданию, на секундочку, 180 лет! Поэтому, когда летом прошлого года в квартире Антонины Михайловной рухнул потолок, она даже не удивилась. «Здание старое. Ремонта в квартире не было. Мебель — старенькая. Да, в таких условиях приходилось жить…». — Вздохнула ветеран.

После инцидента представители министерства социальной политики Нижегородской области полностью отремонтировали квартиру ветерана: сделали натяжные потолки, поклеили новые обои и обновили мебель. Работы обошлись бюджету всего в 200 тысяч рублей. Напрашивается вопрос, почему это нельзя было сделать еще до ЧП?

Да, условия в квартире значительно улучшились, однако ужасное состояние самого дома не изменилось. Фундамент разваливается, в подъезде и на лестнице легко переломать ноги.

Пенсионерка, приглашая корреспондента NewsNN в гости, предупредила: «Только осторожно в подъезде. Картина очень неприглядная. Я, конечно, привыкла уже. Не дай бог кто-нибудь упадет. А если я упаду, то уже не встану».

Дать новую квартиру Антонине Михайловне не могут, якобы потому что за ней числится и другая недвижимость. По документам так и есть, но фактически пенсионерка ею не владеет.

И вот недавно — новая напасть. Ветерану пришел счет за электричество, где общедомовое потребление внезапно выросло в 10 раз. Блокадница считает, что это «проделки соседа снизу».

«В нашем доме есть жильцы буквально в трех квартирах. Так вот сосед снизу все время жжет электричество в подъезде. Сам он работает в системе энергосбыта и не платит ни за что. Поэтому „ТНС Энерго“ все „повесило“ на меня. Обычно я платила за электричество 210 рублей. А в марте мне пришел счет на 2,5 тысячи! Боюсь, что этим не ограничится. Звонила в ТНС, но общаться с ними невозможно. Мне сказали: „Так должно быть. Дальше, может, еще больше сумма будет“. Да… Очень тяжело», — рассказала пенсионерка.

Также корреспондент NewsNN пообщался с Тамарой Руновой — участницей Великой Отечественной войны, заслуженным ветераном Нижегородской области.

«Я родилась в Муроме, потом мы переехали в Кировскую область. Я закончила девятый класс, когда началась война. Мне было 17 лет. Мы с подружкой добровольцами пошли в военкомат, но нас не приняли. Военком, старый дядечка, сказал нам: „В школу!“ Пришлось идти в десятый класс. Закончив его, я снова пошла в военкомат. Только тогда меня взяли в армию. Мои подружки спрашивали, не боюсь ли я. Сказала им: „Девочки, убьют так убьют. Значит, так и должно быть“. Вообще я была хулиганкой, но училась на пятерки», — отметила Тамара Федоровна.

Девушкой она попала в 192-й минометный полк и стала связистом. Под постоянными обстрелами ей приходилось тянуть связь. «Связь должна работать как часы. Стреляют — все равно беги. Огонь никогда не утихал. Линия все время рвалась. И мы все время ее чинили. Люди гибли… Но мы знали, за что воевали. Я пережила трех своих напарниц. Мы обороняли и освобождали Ленинград. После нас переформировали и отправили на Белорусский фронт — освобождать Европу. Победу мы встретили в Чехословакии», — с гордостью рассказала ветеран.

Она добавила, что три зимы провела в землянках. «Морозы стояли сильные. И никто не чихнул и не кашлянул! Никаких разговоров о гриппах, простудах, вирусах не было. Как так? Все было нормально даже после марш-броска в 50 км. По снегу! А что сейчас?» — рассмеялась пенсионерка.

После войны Рунова уехала в Беларусь, куда ее отца, прошедшего две мировые войны, отправили создавать районный отдел милиции. Там она с отличием окончила техникум, а после поступила в Горьковский инженерно-строительный институт. Впоследствии она более 40 лет работала главным технологом на заводе железобетонных конструкций № 3. «Больше я из наших краев не переезжала», — добавила собеседница NewsNN.

Сейчас Тамаре Федоровне 97 лет. Она не теряет оптимизма, хоть из родственников остались только брат да две племянницы, которые живут в Сибири. «Мы по телефончику общаемся. Раньше был прямой рейс Горький — Братск. Красота. Но его уже давно нет. Теперь лететь приходится либо с пересадкой через Москву, либо ехать на поезде несколько дней. Раньше удобнее было, конечно», — считает ветеран.

По ее словам, повышенной пенсии вполне хватает на жизнь. «К 9 мая нам дают дополнительные выплаты. А больше льгот особо и нет никаких. В прошлом году в честь 75-летия Победы ветеранам временно сократили плату за свет, за газ и за воду. Это очень хорошо», — подчеркнула нижегородка.

Однако и ее не обошли стороной коммунальные проблемы. «Я почему-то плачу за капитальный ремонт дома, хотя по возрасту уже не должна. Но я не лезу, не хочу права качать, идти куда-то…», — рассказала Тамара Федоровна.

Также она вспомнила, что некоторое время назад ветераны могли покупать лекарства за половину стоимости или получать их бесплатно. «Я даже не стала связываться с этим. Правда, один раз все-таки пришла в аптеку, там народу — тьма, а лекарств нет. Сказали приходить через неделю. Я сразу написала отказ от программы. А через год ее вообще свернули», — заявила ветеран.

Она добавила, что в целом государственная медицина уступает платной. «У меня сахарный диабет. Я каждый год я проверяюсь в частной клинике, потому что в государственной нет возможности определить все, что мне нужно. Например, уровень витамина D и B12. Государственные лаборатории этого не смотрят. Еще у меня заболевание ног. Раньше в районной поликлинике с ним вообще не работали, сейчас вроде появился специалист. Но опять, попадешь ли к нему? Поэтому я хожу в частную», — сообщила Тамара Федоровна.

Да, государство старается поддерживать ветеранов. Но кто решит их частные проблемы? Ветераны скромные люди и не любят лишний раз жаловаться. Истории наших героинь тому подтверждение.

Должны ли ветераны переплачивать за свет и за капитальный ремонт? Должны ли они лечиться за деньги в частных клиниках? Должны ли жилищные проблемы решаться только после ЧП?

Ответы на эти вопросы, кажется, очевидны.

Живут или выживают? До чего довоевались нижегородские ветераны

Живут или выживают? До чего довоевались нижегородские ветераны

Живут или выживают? До чего довоевались нижегородские ветераны

Живут или выживают? До чего довоевались нижегородские ветераны

Живут или выживают? До чего довоевались нижегородские ветераны

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх